Category: дети

Ровдино: белый пароход и другое

Воспоминания о детских годах в Ровдино самые благоприятные. Было несколько нехороших моментов, иногда вспоминаются, да где их не было. Может быть, в дальнейшем расскажу, если будет желание, главное, что всё хорошо закончилось без последствий, хотя, наверное, где-то в глубинах подсознания это сохранилось, иногда всплывает в мыслях. Тут нужно просто переключиться на другое. Летом мы почти всё время проводили на Ваге. Река в то время была намного более полноводной, и по ней даже иногда ходили пассажирские пароходы. Первый увиденный пароход – белый дом на воде – на меня произвёл неизгладимое впечатление. Но в  конце 50-х годов пароходы полностью исчезли, но появились катера. Помню своего первого пойманного пескаря, наверное, лет в 7. В последующем обзавёлся спиннингом (подарил брат отца, дядя Петя, тоже заядлый рыбак). Уходили обычно  за несколько километров вниз, где-нибудь под Якуниху. Это третья деревня по Ваге после Глездихи, хотя Глездиха (всё-такт официально она называлась Глездинской) от реки почти в километре, как помнится, а рядом с Вагой находилась деревня под названием Подгорная. Помню, что весной её часто затапливало, иногда довольно прилично. Вторая называлась Федьково. Затем Порог, но уже на другой стороне Ваги. Да ещё чуть не забыл, немного ниже Подгорной на другом берегу тоже располагалась деревня. Кажется, называлась Заречье. Кроме рыбалки ходили в лес за грибами, были и пионерские лагеря в Долматово. Ещё запомнились. Это дежурства в шалаше тоже на берегу Ваги, куда на ночь выпускали коней, чтобы не потоптали посевы. Насколько я помню, эта обязанность распространялась только среди колхозников, и дежурили ночью в основном их дети. Мои родители в колхозе не работали, но некоторым, особенно уже пожилым бабам без «робят», как у нас говорили, не было желания проводить ночь в шалаше, и они просили нас отдежурить за них. Рассчитывались молоком, яйцами – типичными сельскими продуктами.

Насчёт лыж зимой я уже писал. Катались и на санках. Горки рядом были вполне приличные. А когда наметёт снега на склон горы, рыли там пещеры, которые почему-то называли окопами. Любили играть в войну с самодельными деревянными мечами и щитами из крышек от больших эмалированных баков. Это после просмотра фильмов типа «Александра Невского». В Ровдино был довольно неплохой клуб, даже иногда артисты выступать приезжали. Детский билет стоил, кажется 5 копеек или 50 до деноминации, по моему, в 60 году, когда убрали один ноль и появились маленькие светские банкноты вместо больших прежних. Да любили ещё стрелять из луков, но это в основном, осенью, когда поля убраны, и можно пустить стрелу, не опасаясь что она затеряется в посевах, да ещё и отругают тебя за то, что в поле залез. Луки у нас назывались «олуками», а делали мы их сами из вереса, иногда рябины. Стрелы без оперения, но с набалдашником, чтобы не вертелась в полёте. Стреляли совсем не по правилам, как я вычитал недавно. Лук держали горизонтально, а пальцами цеплялись не за тетиву, а за конец стрелы. Вот какие мы страшные на фото. Слева мой брат Евгений. В центре Сашка (Шурка) Тихонов, а сзади Галина, двоюродная сестра из Усть-Паденьги.

Фотографией я начал увлекаться  лет с 12, а может раньше. Первым фотоаппаратом была «Смена-4». Ровдинские негативы не сохранились, а оставшихся несколько фотографий от времени совсем размылись. Даже из Вельских негативов только один сохранился.


Вот ещё одно фото. Посредине – Тамара Холзакова. Жили рядом, а отец у неё был фотографом. Так что основная часть снимков сделана им.