Category: литература

Кто кого переколпачит...

Н.Бухарин: «Сижу я частенько в кабинете Чичерина… Пугнём, говорю, Францию… Пусти-ка по прямому ноту в Варшаву!.. И Чичерин пугает… Мы-то с Чичериным хохочем, а из Варшавы, устами французских империалистов летит к нам по радио встревоженный и серьёзный ответ… Мы, значит, в шутку, а они всерьёз!.. Мы для забавы, а они за головы хватаются, и пупы у них дрожат!.. А что наш Красин в Лондоне выделывает! — заливался Бухарин, — Чудеса да и только!.. Англичане и во сне видят наши леса, нашу нефть, нашу руду и наш Урал… Международные политики, товарищи, — перешёл на серьёзный тон Бухарин, — в годы большого исторического сдвига, проделанного Российской Коммунистической Партией, оказались неподготовленными к тем формам дипломатии, которые выдвинул наш Ильич и которые так исчерпывающе полно и тонко схватил и понял наш Чичерин, хотя тоже старый царский дипломат… Вся ошибка и самое страшное для мировых дипломатов это то, что мы говорим определённым языком, и слово «да» на языке нашей коммунистической дипломатии означает исключительно положительную сторону дела, т. е. чистое утверждающее событие «да»; они же, выжившие из ума мировые дипломаты, в нашем открытом «да» ищут каких-то несуществующих в нем оттенков уклончивости, отрицания, и до глупого, до смешного бродят меж трех сосен… Вся, товарищи, суть дипломатии заключается в том, что кто кого околпачит!.. Сейчас, товарищи, мы колпачим!.. Может быть, настанет час, когда и нас будут колпачить, но сейчас, товарищи, повторяю, мы колпачим всю Европу!.. весь мир!., и на седой голове Ллойд Джорджа красуется невидимый для мира, но видимый нам, большой остроконечный колпак, возложенный нашими славными товарищами, Красиным, Литвиновым и Чичериным…».
Бухарин не скрывает, что Советская Россия ведёт себя не как государство и не в соответствии с межгосударственным кодексом поведения. Более того, Англия, Франция и т. д. для большевиков — не государства, а другая — наднациональная и внегосударственная — социальная система. Система-враг, которую нужно колпачить всегда. Колпачили и в более серьёзных делах, вызывая удивление, например, после ялтинской конференции, когда Запад ожидал одно, а получал совсем другое. Аналогичной неожиданностью были действия СССР в Анголе, а затем в Афганистане, подорвавшие детант. Примеры можно множить.
Из книги А Фурцева «Колокола истории», 1996 г.
Да, можно множить, но не буду. А книгу прочёл с интересом. Пожалуй, это единственный из аналитиков, довольно точно предсказавший ход истории на ближайшие 20 с лишним лет. Или же верхи действовали в соответствии с его прогнозами?
Вся жизнь борьба, но с ветряными мельницами

Наше всё

Я каждый день, восстав от сна,
Благодарю сердечно бога
За то, что в наши времена
Волшебников не так уж много.

Но есть волшебники другие,
Которых ненавижу я:
Улыбка, очи голубые
И голос милый — о друзья!
Не верьте им: они лукавы!
Страшитесь, подражая мне,
Их упоительной отравы
И почивайте в тишине.

Лира Александра Сергеевича не подвластна времени.
Хотя, в наши времена их совсем не осталось, а если и остались, то  переквалифицировались в сказочники – так надёжнее, но по-прежнему лукавы, к тому же из лесной и прочей глуши перебрались в стольные города.
Лубанго-84

Сцена с Амарго

«Скажу несколько слов об одной тёмной андалузской силе - об Амарго, кентавре ненависти и смерти.           Мне было восемь лет,  я играл у себя  дома  в  Фуэнте-Вакеросе,  и вдруг в окно заглянул мальчик - он показался мне великаном.  В глазах его было столько презрения и ненависти,  что мне не забыть их до смерти.  Он плюнул в комнату и исчез. Голос издалека позвал: "Сюда, Амарго!"                                               С тех  нор Амарго жил и рос в моем воображении,  и я даже, кажется, понял, почему он, ангел отчаянья и смерти, поставленный у врат Андалусии, так смотрел на меня. Как наваждение он вошёл в мои стихи.  И сейчас я уже не знаю,  видел ли я его или он привиделся мне,  выдумал я его или он и вправду чуть было не задушил меня. Впервые я  упомянул об Амарго в 1921 году в "Поэме о канте хондо"»
Федерико Г. Лорка
«Взявшие меч – мечом погибнут»
(Матф., 26, 52)
Временами люблю перечитывать некоторые места из книг. Например, несколько первых страниц из «Мастера и Маргариты» М. Булгакова или из «Сто лет одиночества» Маркеса. У Лорки это полная мистики «Сцена с Амарго», завершающая цикл стихов Поэмы о канте хондо. Скорее всего, Лорка выдумал своего Амарго. По крайней мере, я не встречал нигде упоминаний об этом персонаже. К тому же, в Поэме о канте хондо Амарго совсем не похож на злодея. Скорее, на юношу, для которого выбор жизненного пути ограничен предложением, от которого невозможно отказаться. Тем не менее, Амарго вошёл не столько в стихи, сколько  в личность самого Лорки, став для него как бы вторым я, той тёмной силой, поселившейся в Лорке-человеке, а не в Лорке-поэте. И точная дата смерти Амарго – 27 августа в тексте оригинала (26 августа в переводе А. Гелескула), оказалась совсем не случайной.  В последний год жизни Лорке не позволили дожить до неё всего лишь неделю – его убили 19 августа. Смерть внесла свою незначительную поправку. Убийцы-фалангисты  вряд ли читали стихи поэта, и не особо интересовались его политическими взглядами, а вот о тёмных интимных сторонах его жизни, которые он особо и не скрывал, знали прекрасно. В обстановке гражданской войны нетрадиционной ориентации оказалось вполне достаточно для расправы.   Collapse )

Для любителей конспирологии:


«Бывший начальник военной контрразведки Бундесвера генерал Камоса опубликовал книгу "Секретные игры тайных служб", где прямо пишет, что согласно послевоенным германо-американским соглашениям каждый новый канцлер Германии, приходящий к управлению страной, должен сразу после выборов приехать в США и подписаться под документом под названием "Канцлер-акт"...

Кстати, генерал Камоса был очень осторожен, поэтому не осмелился издать "Секретные игры тайных служб" в Германии, а вынужден был выпустить книгу в Австрии. Был небольшой шум. Наши корреспонденты, которые прочитали "Секретные игры тайных служб" в Австрии, опубликовали маленькую заметку: отдаёт ли себе отчёт генерал Камоса какую "бомбу" он выдал? Вместе с тем они задались вопросом: а что подписали в 1991 году наши руководители? Политический обозреватель "Независимой газеты" Фаенко полгода назад в одной из своих статей выложил свою "бомбу"... Он пишет, что в США очень многие видные политические деятели и крупные бизнесмены недовольны тем, что Россия не придерживается негласных соглашений, которые были подписаны её руководителями».

Это и другие любопытные признания начальника Управления нелегальной разведки КГБ СССР, генерал-майора Юрия Дроздоа можно прочитать здесь:

http://www.fontanka.ru/2011/03/05/042/


Осенняя песнь весной


Для меня Рубен Дарио – поэт  одного стихотворения. Написано-то им, конечно, значительно больше, но кроме одного меня как-то ничто не затронуло. Можно, наверное, было бы больше и не писать ничего. Настолько всё остальное кажется блеклым и невыразительным в сравнении.

 

Впервые я его услышал (именно услышал) ещё где-то на первом курсе, когда в лингафонном кабинете отрабатывали  фонетику. Просто поразила бьющая в нём энергия, экспрессия и ещё что-то непонятно мистическое. Хотя, энергия скорее разрушительная, чем созидательная. Нечто декадентское. А как читалось, с какой выразительностью! Запоминалось сразу же, неизгладимо оставаясь в памяти.

 

Обратился за помощью в Интернет. Хотелось найти приемлемый звуковой вариант. Кое-что есть, но все варианты отличаются какой-то монотонностью и невыразительностью, что не позволяет правильно (с моей точки зрения) воспринять содержание, ибо каждая строчка в тексте пульсирует, выплескивая море энергии и чувств. Тем не менее, пару версий я отобрал.

 

Небольшой сборник со стихами Р. Дарио мадридского издания 1915 года я приобрёл ещё лет 30 назад на Кубе. Был там, в Гаване букинистический магазин, куда я частенько захаживал.

На русском  стихи Р. Дарио до недавнего времени не попадались. И лишь где-то полгода назад заметил в старой книге на Финляндском небольшой томик его стихов 1956 года издания. Имелось там и вышеупомянутое стихотворение в переводе И. Тыняновой. Перевод меня просто разочаровал. Это всего лишь бледная тень оригинала, хотя содержанию довольно точно ему соответствует, за несколькими исключениями. В Интернете русский перевод  я так и не смог обнаружить. Вероятно, это единственный из имеющегося, его и привожу ниже, да и под кат уберу. Не думаю, что эта тема многих заинтересует.

 

 

 

 

Collapse )


Прилепин против Авена


Как-то недавно зашел в книжный магазин, прошелся по стеллажам и, не найдя ничего стоящего, собрался уходить, но на выходе обратил внимание на книгу Захара Прилепина «Пацанские рассказы». Несмотря на приличную стоимость тоненькой книжки – 222 рубля за 180 с небольшим страниц, всё-таки купил, ибо автор довольно известный, раскрученный, книги не залеживаются, а я до сих пор ничего из его произведений не прочитал. Книга не понравилась. То ли я уже не пацан, то ли форма изложения, то ли примитивный натурализм. Короче говоря, ожидал большего, и уже навряд ли буду  что-то ещё читать художественное у Прилепина.

Исходя из цены его книг, у меня сложилось впечатление о вполне процветающем авторе, проживающем если не на Рублёвке, то в каком-либо волне приличном месте, а потому очень удивился, узнав, что человек проживает всего лишь в двухкомнатной квартире впятером. Я тоже проживаю в двухкомнатной, хоть и не в Москве, но жить в Москве у меня желания никогда не было, да и проживаем втроем. Узнал я всё это из статьи самого Прилепина, которая действительно очень интересна в отношении поднимаемых в ней вопросов, в частности – почему нормальный человек в России не в состоянии приобрести квартиру. Статья появилась в ответ на рецензию П. Авена на роман «Санькя», которому он не понравился, как и мне «пацанские» рассказы. Но в этой дискуссии я полностью на стороне Прилепина, ибо в нынешней системе честный и порядочный человек просто обречён на прозябание, что явно несправедливо. А сама статья Прилепина здесь:

http://www.contrtv.ru/common/2941/

Хочется добавить, что число комментариев к ней на сайте просто зашкаливает.

Баллада о парашютах

Сегодня, в День десантников вспомнилась старая песня Михаила Анчарова. Когда-то очень мне нравилась, да и сейчас с удовольствием слушаю. Впервые услышал с магнитофона, наверное, в 1970 г. Потрясло сильно, да и текст неплохой.


БАЛЛАДА О ПАРАШЮТАХ

Ноты и аккорды
Комментарии
Скачать (3.3 МБ)

Парашюты рванулись
И приняли вес.
Земля колыхнулась едва.
А внизу - дивизии
«Эдельвейс»
И «Мертвая голова».

Автоматы выли,
Как суки в мороз;
Пистолеты били в упор.
И мертвое солнце
На стропах берез
Мешало вести разговор.

И сказал Господь:
- Эй, ключари,
Отворите ворота в Сад!
Даю команду
От зари до зари
В рай пропускать десант.

И сказал Господь:
- Это ж Гошка летит,
Благушинский атаман.
Череп пробит,
Парашют пробит,
В крови его автомат.

Он врагам отомстил
И лег у реки,
Уронив на камни висок.
И звезды гасли,
Как угольки,
И падали на песок.

Он грешниц любил,
А они - его,
И грешником был он сам.
Но где ж ты святого
Найдешь одного,
Чтобы пошел в десант?

Так отдай же, Георгий,
Знамя свое,
Серебряные стремена.
Пока этот парень
Держит копье,
На свете стоит тишина.

И скачет лошадка,
И стремя звенит,
И счет потерялся дням,
И мирное солнце
Топочет в зенит
Подковкою по камням.

  • Current Music
    Баллада о парашютах

Юлиан Семёнов

Про Хемингуэя больше ни слова, но у меня он вызывает ассоциации с другим, но уже нашим писателем – Юлианом Семёновым, который также являлся поклонником этого мэтра, насколько мне известно. Писатель он, несомненно, талантливый, но  особого интереса у меня не вызывал. Полностью прочитал только «Семнадцать мгновений весны», а фильм смотрел частями, но столько раз, что, кажется, тоже просмотрел полностью. А вот встретиться с ним однажды пришлось, и даже поработать один день. Произошло это в Анголе, в городе Уамбо, в 1985 году, куда писатель прилетел, видимо, с творческими целями, хотя, по моему, так ничего и не написал об этой стране. Вначале он выступил перед нашими советниками и специалистами, пообещал прислать свои книги в ближайшее время, но при мне так ни одной книги и не пришло в наш адрес, на что очень обижался наш старший, справедливо считая, что нечего было и обещать. После этого Григорий Н. подарил ему старый «Вальтер» в кобуре с ремнём, который Юлиан Семёнович с радостью надел, на ковбойский манер, что выглядело довольно эффектно. Он так и не расставался с этим оружием, и увёз его с собой, вылетев то ли обратно в Луанду, то ли дальше на юг в Лубанго, точно не помню. Запомнилась поездка к кубинцам. Это была инициатива самого Семёнова. Надо сказать, что на Кубе фильм про Штирлица был не менее популярен, чем в Союзе. Ездили, кажется втроём – наш старший и я в качестве переводчика. Принял нас у себя кубинский генерал, которого я узнал (встречались ещё на Кубе, где он был полковником). Имени не помню. Было приятно, что он тоже меня узнал. Семёнов довольно слабо представлял ситуацию в Анголе, и первым же вопросом ошарашил кубинского генерала, спросив его о роли кубинцев в борьбе с УНИТА, т.е. ангольскими партизанами во главе с Савимби, которого как раз и поддерживали местные племена, так как родом он сам из этих мест. Генерала вопрос удивил, и он начал убеждать писателя, что кубинцы здесь находятся не для борьбы с внутренними антиправительственными силами. Это успешно делают правительственные войска – ФАПЛА, а задача кубинцев – не допустить крупномасштабной агрессии извне, т.е. со стороны ЮАР, оказание интернациональной помощи братскому ангольскому народу в случае нападения и т.п. О чём разговаривали ещё, сейчас не помню. Меня Юлиан Семёнович называл почему-то ласкательно – Серёженькой. Писатель щедро раздавал автографы, я тоже не удержался. Не найдя ничего лучшего, попросил расписаться на детском календарике, завалявшемся в кармане.  До сих пор его храню. У меня было несколько фотографий с Ю. Семёновым. Все куда-то подевались. Осталась одна.


Юлиан Семёнов раздаёт автографы в аэропорту г. Уамбо, Ангола

Вельск

Хемингуэй и прочее

В начале 60-х годов телевидение было ещё довольно большой роскошью в наших местах, а потому всё свободное время, особенно зимой по вечерам я посвящал чтению. Литература была моим любимым предметом. С удовольствием писал сочинения на любые темы, включая свободные. Обычно по ним получал пятёрки, и редкие четвёрки меня не радовали в отличие от других предметов. С благодарностью вспоминаю свою учительницу литературы Изу Александровну, вклад которой в привитии любви к литературе считаю довольно значительным. Тем не менее, в школьной программе по литературе не нашлось места такому русскому писателю, как Достоевский. Не достойным упоминания считался и Есенин. Ориентироваться в пробелах помогали зарубежные коротковолновые радиостанции, особенно радио «Свобода», которые в то время я слушал довольно регулярно. По крайней мере, о Достоевском я точно узнал из передачи по этой радиостанции, и к своему  удивлению обнаружил  «Преступление и наказание» в городской библиотеке. Впечатление от романа было очень сильным. Из иностранных питателей тогда большое влияние оказали В. Гюго, Э. Золя и Бальзак, но это классики.

Не помню, откуда я узнал о Хемингуэе, но в библиотеке имелись его рассказы и «Фиеста», которая просто очаровала меня повествованиями о другой жизни, так не похожей на нашу. Позднее были прочитаны его романы. Хемингуэй в  60-е и 70-е годы был, как говорят сейчас, культовым писателем. В 70-е годы его портрет можно было купить почти в любом магазине канцтоваров, кажется рубля за 2. Причём портрет был только один, видимо одобренный соответствующим министерством – бородатый мужик в рубашке, которая, как я узнал позднее, является традиционной кубинской под названием «гуайабера». Наличие портрета Хемингуэя на стене уже много говорило об интеллекте его хозяина. У меня тоже был такой портрет, куда то затерявшийся  в процессе  постоянной перемены мест проживания. Чем меня привлекал Хемингуэй? Скорее всего, своим образом жизни, стремлением преодолеть себя, свои страхи и комплексы. Так мне кажется сейчас, когда меня давно уже не интересует его творчество. Последнюю его книгу «Острова в океане» я так и не смог дочитать до конца. Другие времена – другие интересы. В то время я и не предполагал, что самому в дальнейшем удастся посетить места его пребывания на Кубе, увидеть «зелёные холмы Африки». Страсть его к охоте, особенно в Африке на редкие виды животных ради удовольствия никогда не понимал. Хотя охотничий инстинкт, конечно же присутствует в человеке. Я и сам в детстве рыбалкой увлекался. Говорят, и сейчас люди ездят на сафари в Африку, наверное, кое где что-то ещё осталось. Мне довольно много приходилось ездить по саванне юга Анголы. Кроме змей никаких живых тварей не встречалось, да и те редко.

На Кубе  есть дом-музей Хемингуэя. Я там был почти 30 лет назад, есть и фотографии, но не очень впечатлительные. Лично меня больше всего поразил туалет – сочетание унитаза и полок с книгами. Была у меня мысль устроить подобное в своей квартире, но очень уж туалет маленький, а для книг есть и более достойные места. Любопытны ещё памятники в месте захоронения любимых кошек. В Гаване есть бар «Флоридита», где довольно часто Хемингуэй наслаждался вкусом «дайкири». Это такой коктейль с белым ромом, молотым льдом  и чем-то ещё, уже забылось. Там я тоже бывал. Дайкири очень понравился, до сих пор вкус помню. Есть в баре и бюст писателя с табличкой. Неплохая реклама для туристов.

В студенческие времена, когда Хемингуэй ещё являлся одним из моих любимых писателей, Толя Ч. подарил мне две его фотографии, уверяя в их подлинности. Не знаю, являются ли они уникальными, но лично я их в других местах не видел.  До сих пор они лежат у меня в альбоме никому не нужные. Полагаю, что пришла пора опубликовать их. На одной фотографии надпись на обороте: «Хемингуэй. Снят в 1954 году вместе с американским киноактёром Гарри Купером».






Бар "Floridita" - колыбель daiquiri, как написано на обороте открытки.